Tags: украинский кризис

tabula-labris

Эстонский эксперт о современных методах ведения информационных войн на примере событий на Украине


Сотрудник Эстонского национального оборонного колледжа, научный сотрудник Латвийского института международных отношений (LIIA) Вильяр Веэбель в статье "От психологической обороны к пропагандистской войне" рассматривает современные методы ведения психологической и информационной войны и цели, которые достигаются с их помощью.

Россия, с одной стороны, и Украина и западные страны - с другой - активно используют инструменты и методы информационной войны и психологической обороны. Обе стороны имеют схожие критерии успеха и преследуют одни и те же цели: демонизировать и сдержать противника; легитимизировать свою деятельность для широкой общественности, мобилизовать собственное население на поддержку политических элит. Опросы общественного мнения показывают, что все три стороны в основном достигли своих целей. Но может ли это рассматриваться как свидетельство успеха и устойчивости стратегии? Имеется ли у сторон разумная стратегия выхода, или психологическая "сидячая война" ("Sitzkrieg") однажды неизбежно приведет в горячую фазу (Blitzkrieg)?

Collapse )
tabula-labris

Стратегическая концепция безопасности Румынии в контексте украинского кризиса


В журнале «Стратегическая Европа» Центра Карнеги-Европа в серии материалов, раскрывающих суть внешнеполитических амбиций и стратегической концепции безопасности 28 стран-членов ЕС, была опубликована статья, посвященная Румынии. Авторы из числа представителей стран-участниц пытаются дать объективную оценку реализации концепции безопасности по шкале от 0 (отстающие) до 5 (успешно реализующие).

Украинский кризис, разразившийся в ноябре 2013, поставил румынские дипломатические структуры в условия отсутствия зарубежных политических проектов и квалифицированных кадров, тем самым повергнув ее в состояние бездействия и апатии.

Согласованные между руководящими структурами и обществом задачи политического курса – вступление в НАТО и ЕС – были достигнуты к 2004 и 2007 годам соответственно. С тех пор, на фоне бурно разворачивающихся мировых политических событий, румынские партии не сумели совместно выработать никаких иных политических целей и проектов. Внешнеполитические амбиции Румынии ограничиваются аспектами ведения политики региональной безопасности, обеспечивая Бухаресту лишь 2 скромных балла по шкале.
Collapse )
tabula-labris

Немецкие эксперты рекомендуют использовать "мягкую силу" в отношении России


Глава отделения Фонда Конрада Аденауэра в Москве Клаудиа Кроуфорд (Claudia Crawford) опубликовала большую статью «Год после аннексии Крыма», в которой оценивает текущую общественно-политическую ситуацию в России, а также дает рекомендации западным странам через инструменты "мягкой силы" оказывать активное воздействие на российское общество с целью изменения политики руководства России в украинском вопросе.

По мнению автора, в России большинство населения поддерживает Владимира Путина и его действия, начиная с момента присоединения Крыма.

За прошедший год в России произошло ощутимое изменение настроений по отношению к Западу. На изменения мнения населения РФ сильное воздействие оказывает пропаганда, прежде всего по телевидению. Пропаганда воздействует на общество, у которого мало собственного международного опыта. По словам Льва Гудкова, только у 18% россиян есть заграничные паспорта. На этом фоне было, возможно, является ошибкой сохранение визовых ограничений Шенгенской зоны для россиян.
Collapse )
tabula-labris

Российско-японские отношения после украинского кризиса в оценках британских экспертов


На сайте одного из наиболее авторитетных британских экспертных центров Международного института стратегических исследований (IISS) была опубликована статья научного сотрудника Программы исследований России и Евразии Джона Дреннана, посвященная российско-японским отношениям после украинского кризиса.

По словам автора, после присоединения Крыма к России и последующей поддержки РФ сепаратистов [здесь и далее сохраняется терминология автора] в восточной Украине, США и ЕС возглавили режим санкций, направленный на изменение стратегического положения Москвы. Как член G7 и союзник США, Япония присоединилась к своим партнерам для того, чтобы наказать Россию, хотя и проявила меньшее рвение.

Вместе с тем Дж. Дреннан полагает, что до конфликта на Украине российско-японские отношения улучшились до наиболее конструктивного уровня в новейшей истории. Таким образом нынешний кризис осложнил дипломатические усилия Токио по ключевым вопросам в двусторонних отношениях, вынудив японское правительство тщательно балансировать между выполнением своих обязательств перед американскими союзниками и поддержанием общей с G7 солидарностью с одной стороны, и попыткой «держать дверь открытой» для нормализации отношений с Россией с другой стороны.
Collapse )